Nefer-Ra
R.I.P. your mind


Глава 02

До подушки Лея добралась только когда уже полностью рассвело. Но спокойно выспаться не удалось, поскольку планеты, крейсера, голографические портреты моффов и цифры продолжали кружиться даже перед плотно закрытыми глазами. Поэтому побудку и радостное щебетание С3РО девушка восприняла с облегчением. И не преминула за завтраком поинтересоваться у нежно-оранжевого от переживаний Акбара, хорошо ли ему спалось.
Адмирал булькнул что-то невразумительно-непечатное и поспешил перебраться за другой стол.
Мон, сидевшая в компании Борска, тоже пребывала слегка не здесь, но улыбалась так загадочно-задумчиво, что у Леи появились нехорошие подозрения относительно того, в каком виде Кеноби явился в сон к главе Альянса.
В бегах и решении насущных вопросов в духе, у кого бы одолжить энную сумму на топливо для крестокрылов и где добыть лишних тонны две бакты, утро плавно превратилось в день, а там и в вечер. На заседании по вопросам информационной политики Альянса принцесса позволила себе сладко поспать под монотонную речь ботана, перечислявшего все планетарные СМИ, которые соизволили осветить Эндорскую битву. Их версии событий Борск озвучить не рискнул, потому как они, мягко скажем, были нетривиальны. И включали в себя предположения от государственного переворота до космической экспансии эвоков.
Сам Фей'лиа предпочел бы несколько иную трактовку, но за нее надо было платить, а денег у Восстания последнее время не водилось. А уж после Эндора стоило ожидать появления разных темных личностей, у которых так легко было одалживать пару миллионов «до победы».
А победа нарисовалась как-то совсем неожиданно, и ботан уже подумывал о том, что пора нанимать себе Фетта в телохранители, благо личные сбережения позволяли. О судьбе прочих лидеров Альянса Борск заботиться не собирался. В конце концов, это вам не Сенат, за свои слова перед кредиторами надо отвечать.
Чтение списка закончилось практически в полной тишине, нарушаемой лишь тихим посапыванием кого-то из задремавших боевых генералов да грохотом на причальной палубе, где техники пытались собрать из уцелевших запчастей хоть что-то летающее.
Возмущенные вопли Соло и Калриссиана, в четыре руки доламывающих «Сокол», в зале слышны не были, но вот в ангаре от них звенело все, что звенеть могло. В том числе больная от вчерашних возлияний голова Чубакки, который после второй попытки разнять размахивающих монтировками спорщиков плюнул, и ушел спать в имперский шаттл. Благо это был единственный абсолютно целый и достаточно комфортабельный корабль из имевшихся на базе.

Дожевывая вечернюю булочку и зачитывая ее отчетом о потраченных на подготовку к Эндору средствах, Лея едва не промахнулась мимо собственной двери, вовремя скорректировав курс и вписавшись в едва различимый в полумраке проем без повреждений.
Экономия электроэнергии на базе достигла просто убийственных масштабов и грозила потом обернуться всплеском рождаемости. Хотя сейчас в основном сподвигала техников на сочинение новых забористых выражений, в которых с одинаковой частотой поминались Империя, Альянс и почему-то хатты. Видимо как самые умные (потому как они денег Восстанию одалживать категорически отказались) и жадные (по этой же причине).
– Добрый вечер, – поприветствовал принцессу сидевший в ее любимом кресле Пиетт.
Проявить вежливость и встать адмирал не мог чисто физически, потому как на коленях у него лежало полдесятка датападов и модель «Исполнителя» в масштабе 1:18000. Вейдер, нарезавший круги по гостиной с чашкой чая в руках, ограничился кивком. Лея по стеночке пробралась к столу мимо плавающей в центре комнаты карты галактики и присела на край столешницы.
– Что у нас плохого? – осторожно поинтересовалась она.
– Хм? – Темный лорд отвлекся от игры в кораблики, чашка, на которую не хватило рук, повисла в воздухе, и удивленно уставился на дочь. – Вообще-то пока ничего. Кеноби ждем.
– А он как всегда опаздывает, – хмыкнул материализовавшийся за спиной принцессы Палпатин. – Мне чаю, разумеется, не оставили.
Император заглянул в заварочный чайник, приплывший к нему с углового столика, и недовольно посмотрел на присутствующих. Пиетт привычно побледнел и попытался слиться с обивкой кресла, главком взял из воздуха забытую чашку и, убедившись, что там ничего нет, пожал плечами.
– Давайте лучше я, – пробормотала Лея, аккуратно отбирая у Палпатина фарфоровую емкость и спешно отступая в сторону микро-кухни.
Явление призраков и съеденную булочку надо было переварить в более спокойной обстановке.

Спустя пять минут, когда вода уже закипела, а чай был поставлен завариваться, из гостиной раздалось громкое «бумм!» и возмущенный возглас Темного лорда. Лея выглянула на шум, и обнаружила сидящего на ковре мастера-джедая, вокруг головы которого летали миниатюрные звезды, создавая эффект разноцветного нимба. Рыцарь умудрился появиться точно в середине тщательно составляемого плана передвижения войск и теперь пытался проморгаться, но не мог понять, какие из светлых пятнышек перед глазами ему мерещатся, а какие нет. Но одно большое темное пятно он опознал без труда.
– Ты! – выдохнул Кеноби, вскакивая на ноги и хватая Вейдера за нагрудную бронепластину. – Кто тебя за язык тянул, сволочь!
Попытка встряхнуть ситха, как набуанскую сливу, с треском провалилась – рыцарь не учел разницы в весовых категориях. Темный лорд недоуменно хлопал глазами, безуспешно стараясь сообразить, в чем дело.
– Кто мне про стриптиз перед статуей Императора говорил!? – взвыл Оби-Ван, и снова попытался встряхнуть бывшего падавана.
– Стоп, при чем тут я? – сухо поинтересовался Палпатин, пропустивший вчера речь на тему визита к Мон.
«О, так вот почему Мотма была такая загадочная!» – осенило Лею.
– При том, что эта… этот… – Кеноби задохнулся от возмущения, пропустив момент, когда Вейдер ухитрился отодрать-таки настырного рыцаря от своих доспехов. – В общем, шутки у вашего ученика дурацкие.
Император вздернул бровь и перевел взгляд на младшего ситха. Но Темный лорд взгляд проигнорировал, вылавливая в Силе отпечаток событий прошлой ночи и честно пытаясь сохранить серьезное выражение лица.
– Знаешь, Бен, – подозрительно задумчиво проговорил Вейдер, – у тебя все как в том анекдоте про северные народы – сначала снимаем плащ, потом отстегиваем меч…
– Замолчи, или сам будешь этой заразе эротические сны крутить! – заорал побагровевший Кеноби.
Пиетт и Лея прыснули одновременно. Но если принцесса просто села на пол и начала смеяться, то адмирал уткнулся носом в мостик игрушечного «Исполнителя» и тихо завыл от хохота. Воображение у командующего «Эскадроном» и впрямь было богатое.
– Не выйдет, я уже на Исанне проверял, – возразил Анакин. – Сначала мадам Директор две минуты орала, потом полчаса искала успокоительное. Бластер, правда, так и не выпустила. Ну и проснулась, понятное дело.
Теперь уже и у Палпатина сделалось крайне недоуменное выражение лица.
– Кстати, у нее очень милая пижама с кружевными дианогами, – сдал с потрохами главу службы безопасности Вейдер.
– Гадость какая, – позеленел Кеноби, вспомнивший свое знакомство с этой занятной живностью. Дианогой, не Айсард. Хотя леди всея разведки он считал ничуть не более приятной компанией, чем ползучее земноводное.
– Я еще не сказал, что на этом кружеве изображено, – ехидно добавил Темный лорд.
– Размножение делением. Я сам ей эту пижаму дарил, – пожал плечами Палпатин. – Символизирует суть СИБ – всех видим, всех поедаем, всегда выживаем.
– Простите, учитель, – с трудом выдавил Вейдер, у которого уголки губ неумолимо расползались в широкую ухмылку, – и нет, Кеноби, это не тебе.
Еще один хлопок и тающий отзвук искреннего смеха.
– Все вы… ситхи! – буркнул Кеноби, отряхивая плащ и перебираясь на кухню.

Вейдер вернулся минут через десять, промакивая краешек глаза белоснежным платком с непонятной монограммой и все еще улыбаясь.
– Мне тут многоуважаемый рыцарь объяснил, о чем вы вчера говорили, – начал Император, подавая чашку главкому, – и мне кажется, что с Мон идея была не очень удачной.
– Зато забавной, – честно ответил Темный лорд.
Оскобленный в лучших чувствах Оби-Ван попытался пнуть бывшего падавана под столом, забыв, что тот в доспехах, взвыл и тихо-непечатно припомнил Фетта, Гривуса и прочих любителей таскать на себе лишний центнер брони.
– В любом случае мадам Мотма снам не поверит, а уговаривать ее лично сейчас я смысла не вижу, – Палпатин выловил из вазочки печенье и задумчиво захрустел.
– А потом? – поинтересовалась Лея.
– Там видно будет, – пожал плечами Император. – Но я бы предпочел, чтобы наша маленькая интрига осталась пока в секрете.
Скайвокер-старший внезапно поскучнел и принялся внимательно изучать трещину на потолке:
– Боюсь, один юный и слишком э… впечатлительный рыцарь испортит всю игру. Когда доберется сюда с Явина.
– Ты думаешь? – Палпатин с сомнением посмотрел на Вейдера.
– Я всегда был склонен предполагать худшее, – пожал тот плечами. – Кстати, мы недосчитались вчера трех дюжин ИЗР. Какая-то зараза присвоила. А разведка не в курсе.
Сидиус фыркнул:
– Так вот зачем ты Санни разбудил.
– Ну а кого мне было еще спрашивать? Ну и что, что в три часа ночи, не первый раз же, – Вейдер ловко утащил последнее печенье из-под руки Кеноби. – И вообще, должен кто-то отвечать за весь этот бардак.
– Простите, а кто его затеял? – предельно вежливо спросил Оби-Ван.
– Не важно. Главное – мы расхлебываем кашу, а отвечать назначим… кого не жалко. Пестажа, например. Кстати, повелитель, он вашу коллекцию чайных ложечек присвоил.
– Сэти? – изумился Император. – Не прощу!
– За ложки!? – ошарашено переспросил рыцарь.
– За измену, – зло ответил Кос.
Мастер-джедай уткнулся в свою чашку и едва слышно проворчал: «И эти люди еще удивляются, что не все рады жить при их Мире и Порядке!»

В коридоре что-то упало, покатилось, хлопнула входная дверь, и в комнату влетел взъерошенный Скайвокер-младший.
– Лея, ты не представляешь! – Люк осекся и непроизвольно шагнул назад. Но дверь уже вернулась на свое место и глухо щелкнула запором.
– Представляет, представляет, – мурлыкнул Император. – Получше, чем некоторые.
Будущий рыцарь тихо икнул и зашарил по поясу в поисках меча.
«Бен, старый шаак, почему ты мне ничего не сказал про этих призраков?! Почему мне никто ничего не сказал?! Я вам… верил! А вы…»
– Так, а вот это уже лишнее, – отметил Темный лорд, Силой призывая к себе рукоять меча и ей же буквально отдирая сына от двери. – Кстати, в культурном обществе принято здороваться. Привыкай.
Люк покраснел как зад дантуинской шилохвостки и буркнул: «Здравствуйте».
– Доброй ночи, – ответил за всех Пиетт.
Скайвокер ойкнул и уставился на адмирала совершенно круглыми от изумления глазами. Существование в Силе обычного человека определенно нарушало джедайскую картину мира. Ситхскую, честно говоря, тоже, но о ней Люк ничего не знал, и был этому искренне рад. Мысли у юноши в голове метались и сталкивались так, что никакой одаренности не требовалось, чтобы оценить масштаб личной катастрофы и попутное экспресс-просвещение негуманными методами. Проще говоря, последний джедай был готов с одной стороны расплакаться, а с другой – устроить локальный конец света по месту нахождения. Подпрыгивающий на столе чайник явно указывал, что контроль над Силой герой Восстания утратил окончательно и бесповоротно. А это было чревато. Особенно с учетом наследственности.
– Та-а-а-к, – протянул Император. – Тебе эти два картежника что, ничего не рассказали?
– Ну, – замялся с ответом расстроенный Люк, – мастер Квай-Гон отправился осматривать храм, и не поверил, что у нас там база была. Говорил, что мы бы там недели не просидели из-за местных. Но я же помню, что все было тихо, мирно…
«Тихо, как же, – зло подумала Лея, – одной еды пропало два контейнера, а еще запчастей на полтора крестокрыла и техник. Один. Только ботинки нашли».
– А Мол?
– Забрак? Встретил какого-то своего кореша. С пятном на лбу, и они отправились выяснять, кто круче фехтует. Мечи-то одинаковые. Как ушли, так и пропали, – бесхитростно сообщил юный джедай.
Вейдер издал странный звук, нечто среднее между фырканьем и стоном.
– Люк, скажи спасибо, что Экзар этого не слышит. А то он за «кореша» тебе такой урок хороших манер мог преподать, что Сила заикой станет. Под впечатлением от его страсти к просвещению.
– Упс, – Скайвокер-младший окончательно перестал что-либо понимать. – А кто это был?
Император тяжело вздохнул и погрозил молодому человеку пальцем:
– Экзар Кун, один из величайших Лордов ситхов. Историю надо учить, мальчик мой, а то потом эта история явится тебе лично… – Палпатин хотел закончить фразу как «а ты и поздороваться не сможешь», но Вейдер его опередил, бухнув:
– И даст в лоб.
Люк посерел, в красках представив себе гнев Темного лорда, у которого нет причин считаться с родственными связями. Картинка нарисовалась совсем безрадостная.
– Мне пойти извиниться? – убито спросил он.
– Успеешь еще, – отмахнулся Сидиус. – Там много гостей будет. Но с пробелами в образовании надо что-то делать.
Старший ситх сосредоточено посмотрел перед собой, явно вызывая кого-то в Силе. Все приготовились терпеливо ждать конца разговора – прерывать Палпатина в желающих не нашлось. Наконец, минут через десять Император очнулся самостоятельно и довольно потер руки.
– Марочка прибудет на Явин завтра вечером, – сообщил он. – И прихватит с собой пару обучающих голокронов. А то стыдно перед древними, право слово.
– Я не буду учить историю ситхов, – упрямо сказал Люк и выставил подбородок. – И с этой вашей ученицей разговаривать тоже не буду.
Вейдер уронил голову на руки и театрально простонал:
– Тьма милосердная, ну почему у меня только один умный ребенок?
Младший Скайвокер, принявший это оригинальное заявление за чистую монету, обиженно засопел, но не сдвинулся с места. Всем своим видом показывая, что укоризненные взгляды Кеноби и Палпатина ничего для него не значат.
Темный лорд решительно встал, оттолкнув кресло.
– Так, пошли выйдем. Поговорим…

Лея проводила взглядом дорогих родичей, один из которых больше всего напоминал грозовую тучу (с плаща даже искры сыпались), а вот второй был похож на... да что там, на вомпу-песчанку, застуканную джавами за разграблением их припасов.
И вопмы и джавы по галактике расселились не хуже бант, поэтому сравнение было расхожим практически во всех уголках Империи и Внешних территорий.
– А с Люком все будет в порядке? – осторожно поинтересовалась принцесса. Переживать за отца, даже с учетом событий на второй «Звезде Смерти» ее высочество причин не видела. Да и вообще не слишком верила в рассказанную братом историю.
Император едва слышно вздохнул.
– Я бы на вашем месте больше беспокоился за здание.
Жалобный вопль «Не надо!» оборвавшийся на высокой ноте, и подозрительно сильный запах озона из коридора уверенность Палпатина несколько поколебали.
– Пойду я лучше гляну, – пробормотал Император, шагнув прямо сквозь стену.
– А я не пойду, – хмыкнул Кеноби, проводив ситха недобрым взглядом в спину. И в ответ на возмущенный возглас принцессы пояснил:
– Мне там от всех достанется. И за старые грехи, и за новые.
Органа нехорошо прищурилась, вспомнив, что именно относилось к этим самым «старым грехам». Кажется, пришла пора сводить личные счеты.
– Здесь, уважаемый рыцарь, вам тоже достанется, – грозно заявила она.
– За что? – искренне удивился Оби-Ван, до сих пребывающий в твердом убеждении, что его вмешательство в судьбу принцессы пошло последней исключительно на пользу.
Лея выпрямилась во весь свой миниатюрный рост и начала наступать на мастера-джедая с опустевшей ониксовой вазочкой от печенья наперевес.
– За маму! – Кеноби, получивший в глаз, сдавленно взвыл. – За папу! За брата! За мое, ранкор раздери, счастливое детство!
Последний раз огрев Бена импровизированным снарядом по загривку, принцесса выдохлась и без сил опустилась на ковер, закрыв лицо ладонями.
– Как вы мне все…
Рыцарь, кончиками пальцев ощупывающий наливающийся на физиономии симметричный синяк, осторожно отодвинулся, дав себе зарок на будущее обходить все Скайвокерское семейство по широкой дуге. Если с Вейдером еще можно было договориться (редко, но можно же!), то с Леей, похоже, существовала только одна форма разумных отношений – вооруженный нейтралитет.

Пока тихо всхлипывающая принцесса Органа размышляла над своей тяжелой судьбой и несколько некультурным поведением, мастер-джедай прикладывал к пострадавшим частям тела ту самую вазочку. Лечение с помощью Силы особого результата не дало, тут Кеноби еще раз помянул Вейдера мысленным добрым словом за все хорошее, включая детей, а вот холодный компресс оказался кстати. Но, услышав приближение знакомого возмущения в Великой Силе, Оби-Ван решил, что объяснение со старшим поколением будет слишком рискованным, и поспешил тихо испариться. Лея ничего не заметила.
Пространство передернулось, пропустив ситхов, синхронно шагнувших из стены по обе стороны дверного проема и застывших с недовольным видом.
– Я тебе говорил, нечего пугать ребенка, – устало произнес Император, сверля взглядом все еще закрытую дверь. Люк Скайвокер заходить не спешил.
– Ну должно же до него дойти, если не словом, то делом! – раздражение расходилось от фигуры Темного лорда как круги на воде от брошенного камня. Маленького такого, тонны на две.
– Ты же сам про идеалистов говорил, – начал Палпатин, но умолк на полуслове, потому как младший ситх заметил-таки Лею. И тут же рванулся выяснять, кто посмел обидеть его ребенка без его, Вейдеровского, на то личного разрешения.
– Лея? – принцесса вяло отмахнулась и наклонила голову, пряча покрасневшие глаза.
– Если это Кеноби… – прошипел Темный лорд, сообразивший, кого именно не хватает в комнате, – то я ему…
– Не надо, – принцесса встала и нервным жестом отряхнула от невидимой пыли платье. – Все, что я хотела ему сделать, я уже сделала. Толку от этого, правда, мало.
– В глаз дать – мало. А вот тщательно подготовить и осуществить изысканную месть… – в глазах воодушевившегося очередной авантюрой Анакина вспыхнули азартные огоньки.
Император хмыкнул и сухо отметил:
– Вейдер, мальчик мой, у тебя в понятие изысканной мести входит даже орбитальная бомбардировка.
Темный лорд отмахнулся.
– Это был запасной вариант.
– И все же, – Палпатин устроился в кресле и откинулся на спинку, прикрыв глаза. – Не всегда месть скорая, отложенная и любая другая приносит удовлетворение. Вот загнал ты Кеноби на Татуин, потом убил, потом по Великой Силе размазал – и что? Легче стало?
– Глобально – нет, но удовольствие от размазывания я получил.
– Твоя патологическая честность сведет меня с ума, – буркнул Сидиус. Вейдер демонстративно пожал плечами.
– Можно подумать, вы не рады были, что Йода на Дагоба лягушек по болоту ловит.
– Был, – согласился Император. – Но не потому, что ему там плохо, а потому, что он мне не мешает. Потом, правда, понял, что зря не мешает. Очень не хватало достойного врага, особенно последние годы.
– И вы вырастили Альянс на свою голову.
– Что значит «вырастили»? – влезла в дискуссию оправившаяся от недавних переживаний Лея. При этом от внимания ее высочества не укрылось ни сожаление в голосе Сидиуса, ни обвинительная нотка отцовского заявления.
Палпатин взял со стола ложечку и задумчиво повертел в руках. Потом решил, что пауза затянулась до неприличия, и пояснил:
– То и значит. Официально политическая оппозиция раньше тебя родилась, но она долго была именно политической. Не считая всяких околозаконных финтов ушами. И только десять лет назад я понял, что замыкаюсь на себя. Ну и попытался создать искусственную внешнюю угрозу Империи. К сожалению, за ней я пропустил развитие куда более серьезных вещей.
– Ага, утеря контроля над регионами, усиление власти губернаторов, чудовищный военный бюджет…
– Вейдер, не надо по больному месту, а? – глаза Сидиуса полыхнули искрами Силы.
– Молчу, – покорно согласился Темный лорд, которого эта тема тоже совершенно не радовала.
Лея тоже помолчала, осознав, что на фоне мелких, и в чем-то забавных личных разборок форсъюзеров, вершится судьба Галактики. Самой Галактике на это, если присмотреться, чихать черными дырами, населяющим ее существам в массе своей тоже, но для тех, кому это было важно – ситуация складывалась аховая.
И надо было с этим что-то делать.
– Может, мы лучше на воздух выйдем, а? – попросила принцесса, чувствуя себя неуютно в комнате, где, казалось, еще висел в воздухе отпечаток недавнего конфликта.
– Верно, на звезды посмотрим, – Император цепко ухватил Вейдера под локоть и буквально потащил за собой. – А мальчик подуется, подуется и успокоится. И ты успокоишься. Потом нормально поговорите. Люк поймет, он умный, только еще очень молодой.
– Хотел бы я в это верить, – проворчал Темный лорд. – Наблюдать за тем, как мой сын повторяет мой же печальный опыт я не имею никакого желания.
– Ой, да брось ты трагедию разводить. Все уже умерли. И кому надо было, и кому нет. Теперь можно выдохнуть и решать вопросы по мере поступления.
Лея вышла за ситхами, прикрыв за собой дверь.

Пиетт не услышал, как джедай вернулся, и вздрогнул, обнаружив чужое присутствие. Даже в призрачном виде у адмирала сохранился условный рефлекс – одаренных надо опасаться. При жизни он ему неплохо служил, и Пиетт надеялся, что в посмертии тоже пригодится.
– Простите, – Люк уселся на пол рядом с креслом и посмотрел куда-то в пространство. Модель «Исполнителя» медленно поднялась в воздух и, совершив красивый разворот, аккуратно села на стол посреди чашек.
– Спасибо за освобождение от плена обязанностей, – пошутил адмирал, вытягивая занемевшие ноги.
– Ну, хоть кому-то я могу в этом помочь, – Скайвокер с тоской уставился на игрушечный корабль.
– Все так плохо? – Пиетт постарался вспомнить все, что было в досье Айсард на этого юношу.
Рост, вес, цвет глаз, предположения относительно психологического типа – стандартный набор. Проживание на забытой Силой планете на краю Галактики, ферма, попытка подать заявление в летную школу, авантюра с освобождением принцессы, переход к повстанцам, смерть Кеноби, идиотское столкновение с первой «Звездой», награждение…
«Стоп, если парень не летал ни на чем сложнее спидера, то кто ему доверил крестокрыл? Или у Альянса было так плохо с пилотами? Ну, доверили – так доверили, с кем не бывает. Но дальше…»
Дальше было хуже. Атака, угробившая боевую станцию, повесила на мальчишку груз из полутора миллионов душ, который, как полагал Пиетт, Скайвокер просто поначалу не заметил – в таком возрасте сложно воспринять это в полной мере, да и слишком много там всего наслоилось. Вторым неприятным моментом, по мнению адмирала, была сопутствующая этой бойне слава. Герой Альянса, Явинский стрелок, победивший технологическое чудовище. Будь добр соответствовать, прыгать выше, дальше, чаще.
«А вот был ли он готов прыгать?»
Сорел в этом сильно сомневался, прекрасно помня, как ему самому пришлось несладко. Лучший курсант выпуска автоматически стал старшим лейтенантом и, как в джедайской сказке, отправился покорять штабные высоты под чутким руководством Таркина. Не личным, к счастью. Процесс покорения Пиетт до сих пор вспоминал с содроганием. Так мало спать, много нервничать и бесконечно работать ему пришлось потом только во время подготовки Эндорской операции. Хотя там ко всем перечисленным «радостям» примешивалось ощущение полной ирреальности происходящего. И было очень-очень страшно.
«Плюс к ореолу славы еще и форсъюзерство. Гремучая смесь. И никакого намека на полноценное обучение. Все равно, что отрастить человеку еще пару рук. И возможностей вроде бы больше, и мячиками можно красиво жонглировать, но куда эти руки девать в светской беседе, например, никто не подскажет».
В закромах СИБ было и досье на Вейдера, которое Пиетт тоже видел, но предпочел об этом не распространяться. Императорская милость тянула за собой больше нехороших последствий и ночных кошмаров, чем он мог предположить, когда согласился «узнать некоторые полезные для службы сведения». Да и сам Темный лорд не рад был бы такой осведомленности подчиненных.
Аналогии напрашивались, но Анакина хотя бы учили делать то, к чему у него была склонность. Было ли желание, другой вопрос. Возможно, куда более серьезный, чем всем тогда казалось.
– Я хотел летать, – тихо сказал Скайвокер, все еще глядя на «Исполнитель». – Сбылась мечта.
«Лучше бы я занимался гонками, умер бы счастливым человеком», – вспомнил Пиетт подслушанную когда-то фразу. И вздрогнул.
– Мечты вообще имеют скверную привычку сбываться самым непредсказуемым образом. Кстати, вам именно об этом стоит поговорить с милордом.
Люк удивленно посмотрел на адмирала.
– Вы серьезно?
– Более чем, – твердо ответил Сорел.
Юноша слабо улыбнулся чему-то своему. И покатал в ладони возвращенную ему отцом рукоять меча.
– Возможно. Но немножко позже. И спасибо за ваши мысли, адмирал.
Люк поднялся на ноги, слегка поклонился Пиетту и вышел из комнаты.
«Что я наделал?! Милорд меня убьет. А потом воскресит и еще раз убьет… Ненавижу форсъюзеров!»


@темы: SW, Кукловоды, Фанфики