Nefer-Ra
R.I.P. your mind

Глава 04

Люк сидел на нагретых солнцем ступенях и задумчиво смотрел, как маленький транспортник нарезает круги над древним храмом, пытаясь найти место для посадки. С одной стороны, юноше было очень интересно, как же выглядит ученица Императора, с другой – он был твердо уверен, хоть и не знал – почему, что превосходит ситхскую недоучку. По крайней мере, в пилотировании легких кораблей.
Транспортник завис над краем джунглей, аккуратно развернулся и дал залп изо всех стволов.
– Зараза! – джедай рефлекторно дернулся, с запозданием сообразив, что ему-то ничего не грозит. А всплеск в Силе дали испарившиеся растения.
«Интересно, там случайно не было любимой клумбы Экзара Куна?»
Не то, чтобы Скайвокер одобрял садоводство, но к чужому труду, пусть и бессмысленному с его точки зрения, относился с уважением.
Транспортник плавно скользнул вниз, и без малейшего намека на грацию плюхнулся точно в центр выжженного круга.
Юноша хмыкнул, вспомнив, как Квай-Гон с веселой иронией объяснял ему, в чем глобальное отличие джедаев и ситхов. В практичности. Ситхи всегда поступают так, как им удобно, не отвлекаясь на высокие материи в духе охраны окружающей среды. Хорошим вид должен быть из собственного окна, а о соседском пускай заботится сосед. Если он еще жив, конечно. Похоже, что гостья привыкла действовать в традициях своей стороны Силы. За размышлениями Скайвокер едва не пропустил момент, когда на трапе показалась женская фигурка. С такого расстояния разглядеть даму в деталях не удавалось, можно было только сказать, что она одета в комбинезон с капюшоном, но гостья быстро приближалась, без труда взбираясь по крутым ступенькам храма.
«А неплохо идет», – отметил про себя Люк, вспомнив собственные многочасовые пробежки по болотам Дагоба. Нельзя сказать, что Йода был особенно тяжелым, но вот лупить свой «транспорт» палкой он никогда не забывал.
«Интересно, а как ее учили? И сколько ей лет?»
Тем временем Мара преодолела последний пролет огромной лестницы и шумно выдохнула, стряхнув капюшон и растрепав спутанную гриву пятерней.
– Эй, парень, ты и есть джедай? – тон вопроса с головой выдавал отношение девушки к заданию. Удивление, разочарование, раздражение. Все в равных пропорциях.
– Он самый, – подтвердил Люк, разглядывая гостью. Ярко-рыжие волосы, бледная кожа, большие зеленые глаза, фигура танцовщицы. Мечта, а не женщина. Только вот брезгливое выражение лица все портит.
– Ясно, – буркнула девушка. – Мара Джейд. Рука Императора.
– Люк Скайвокер, – юноша поднялся на ноги, отметив промелькнувшую на лице дамы тень досады. Он был выше ее почти на полголовы. – Рыцарь-джедай.
Мара фыркнула. Похоже, что все ее опасения относительно «врага» не стоят и хвоста корускантской нетопырки. За прошедшие неполных два года мальчишка явно не поумнел. Помрачнел, конечно, но не каждый день папу убиваешь, в конце концов. Про Императора, который вроде как умер, а потом воскрес (в здравом уме, в отличие от прижизненной версии), Джейд решила пока не вспоминать. Теперь осталось выбрать правильный тон беседы. Портить отношения здесь и сейчас в планы девушки не входило, тем более что приказ Палпатина звучал достаточно четко и резко, чтобы его не хотелось нарушать. Но немного подразнить юное дарование стоило. А то нос задрал, последний рыцарь – герой и надежда Галактики.
– Парень, не обольщайся. Тебе до рыцаря, как мне до Лорда. А может и дальше.
– Не думаю, – широко улыбнулся Люк. – Кстати, я тебя знаю.
Джейд изумленно уставилась на него.
– Это еще откуда? Фермерские детки по дипломатическим приемам и нижним уровням Корусканта не ходят.
– Не угадала. Дворец Джаббы. Ты там была танцовщицей, верно?
Мара закатила глаза. Мальчишка оказался не так прост, как она подумала. На хаттской вечеринке он ее мог увидеть разве что краем глаза, но увидел. И запомнил. А ведь должен был думать в тот момент о спасении своей шкуры, а не девиц разглядывать. Так что голова у него может и пустая, но способности явно наследственные.
– На задании я там была, – буркнула она. – Радуйся, что Фетт у Джаббы остался, а не сразу уехал. Иначе улетел бы ты с Татуина в разных ящичках мелкими кусочками.
Люк удивленно моргнул. Со слов Мары получалось, что ее послали за ним. Но кто? Если Вейдер хотел сохранить его жизнь, то кто хотел забрать?
«Как там было – «Рука Императора», да? Интересные вырисовываются у господ ситхов отношения».
– А наемник тут причем?
– Как причем? Пронаблюдать, как ты спасешь пирата и принцессу эту. Боба работал на очень многих, но на Вейдера – почти постоянно, – Джейд пожала плечами. – Не думаю, что он мне солгал. Честно говоря, я даже подумывала о том, чтобы не возвращаться к Императору после провала задания, но Фетт предложил свалить все на хатта, все равно он уже умер.
– Э… стоп, наемник жив? Я же сам видел, как он улетел в пасть сарлакка! Оттуда не выбираются, это невозможно!
– Фермер, он и есть фермер, – вздохнула Мара. – Чтобы какой-то земляной червяк сожрал мандалорца в полном доспехе? Там же половина веса всей брони приходится на вооружение. А термический детонатор в желудке даже галактическому слизню не нравится, не говоря уж о ваших зверюшках.
– Ого, – Люк порадовался, что тогда они догадались быстро убраться. Оказывается, в этой игре было слишком много участников, о которых он тогда даже не подозревал.
– Профессионал высокого класса – очень живучая тварь, – сообщила Мара. – Кстати, поскольку конец действа я пропустила, да и Боба тоже – все всех спасли?
– Да. Хотя Лея потом долго мне вспоминала этот эпизод.
Мара мысленно скорчила недовольную рожицу.
«Ну конечно, вспоминала, такое забудешь. И как у такой малявки хватило сил задушить Джаббу? Или старый мафиози совсем уже обленился и решил, что толстая шкура защищает его от любых неприятностей?»
– А принцесса была ничего, шустрая. Странно, что она выбрала пирата, а не рыцаря. Или это перекосы аристократического воспитания? Благородные девицы ищут лужу поглубже?
– Лея – моя сестра, – сухо сообщил Люк.
Мара изумленно открыла рот и несколько секунд неверяще смотрела на джедая.
– То есть, Лея – дочь Вейдера?
– Ну да.
– Беру свои слова о воспитании обратно.
Скайвокер рассмеялся.
– Да ладно, не буду я ябедничать.

Перетащив вещи Мары из транспортника с гордым названием «Скользящая тень» в одну из комнат храма, где еще сохранились генераторы и даже работало освещение, одаренные уселись друг напротив друга и начали задумчиво жевать. Ужин из сухпайка – та еще гадость, но другой взять было негде.
– Слушай, вы же базу бросили лет пять назад, почему тут так чисто? И зверья никакого нет? Храм же почти не фонит.
– Не знаю, – пожал плечами Люк, – может быть Экзару так больше нравится.
Мара закашлялась, подавившись куском галеты.
– Куну?!
– Ну да, это же его гробница, насколько я понял. Кстати, там, в глубине, есть интересная скульптура из запчастей крестокрылов. Если хочешь, завтра покажу. Ой, еще забыл сказать – ты при посадке сожгла кусок джунглей.
– И что? – возмутилась Джейд. – Мне теперь не дышать и по воздуху летать, чтоб не приведи Сила не побеспокоить тысячелетний сон привидения?
– Э… я боюсь, это были не просто джунгли. Они очень ярко читались в Силе.
– Ничто живое не любит, когда его убивают, – отметил Квай-Гон, появляясь из ниоткуда. – И да, добрый вечер.
Мара, застывшая с куском в зубах и двумя бластерами наизготовку, промычала что-то невразумительное. Перешедшее в сдавленный писк, когда из-за плеча Джинна показалась раскрашенная физиономия Дарта Мола.
– Привет, – поздоровался забрак, сверкнув фирменной улыбкой. – Квай, у нас теперь полный набор игроков для саббака!
– И то верно, – согласился мастер-джедай. – Но я думаю, что молодым людям сначала стоит кое-что рассказать.
– Про клумбу Куна? – убито поинтересовалась Мара, пряча оружие.
– Нет, про единство Живой Силы, – торжественно произнес Джинн с типично лекторской интонацией.
Недоситх и недоджедай тихо застонали в два голоса.

– Повелитель, Кун жалуется, что его храм разносят по камешку, – Вейдер посмотрел на Императора, сосредоточено разглядывающего лежащий на коленях датапад.
– Что? – старший ситх удивленно вздернул бровь. – Три часа прошло всего, когда успели?
Вейдер снова прислушался к жалобам невидимого собеседника.
– Говорит, что Мара с Молом что-то не поделили и полезли выяснять отношения. Снесли две колонны, – Темный лорд громко фыркнул. – Кун сказал, что у Джейд очень даже милая задница, но она не стоит таких разрушений. А ведь забрак ее только ущипнул.
– Тьма милосердная, ну что они как дети? – вздохнул Император.
– А они и есть дети, – хмыкнул младший ситх. – Люку двадцать три, Мара на три года младше, а Молу двадцать два было. Квая не считаем, он из стадии «ошибка джедайского воспитания» вообще не выходил.
Палпатин покачал головой.
– Это к Дуку претензии. Он его воспитывал. И я даже не представляю, что было бы, выживи Джинн в той дуэли.
– А что, он хороший учитель. Думает, правда, редко, больше полагаясь на инстинкт, но хоть в Кодекс не заглядывает на любой чих. В отличие от Кеноби.
Сидиус отложил датапад и с легкой укоризной посмотрел на ученика.
– Мальчик мой, вы, с таким отношением, сначала разнесли бы Храм, потом Корускант, а потом и всю Галактику. Из лучших побуждений, между прочим.
– Не преувеличивайте, ваша светл... тьфу, темность.
Палпатин погрозил Вейдеру пальцем. И раздельно произнес:
– Я пре-у-мень-ша-ю! Запомни.
– Пусть будет так, как пожелает Император, – ответил традиционной фразой младший ситх. Прозвучало весьма двусмысленно.

– Ночи ситхской компании, – устало поприветствовал собравшихся на террасе возникший из Силы Кеноби. Пиетт, которого он крепко держал за локоть, ограничился кивком.
– Доброй или как обычно? – полюбопытствовал Сидиус.
– Как обычно, – проворчал Оби-Ван, плюхаясь на парапет и вытягивая ноги. – У вас не адмирал, а вукийская блоха. На «Исполнитель», на Корускант, опять на флагман, потом в архив, потом вообще в музей какой-то полезли. Я же не ездовой эопи в конце концов!
– Скажи спасибо, что тебя просили доставить на корабль, а не сам корабль, – поддел бывшего учителя Темный лорд.
Мастер-джедай замахал руками.
– Нет-нет-нет, это не ко мне. Воплотил Великую Силу – вот и сам со своими игрушками и разбирайся.
– Милорд, – вклинился в вялотекущую перепалку Сорел, – я составил доклад и развернутую оценку состояния флота Восстания.
Вейдер взял протянутый датапад и поморщился.
– Где они этот хлам насобирали? На татуинской свалке?
– Для некоторых кораблей удалось проследить историю. Но, боюсь, от этого стало только хуже, – честно признал Пиетт.
– Заметно, – хмыкнул Темный лорд. – Ну, значит, в дело пойдет только крейсер мон-каламари. Кажется, Джерджеррод один все же оставил.
– Совершенно верно, милорд, – подтвердил адмирал.

Лея едва плелась к своим «апартаментам». Мало ей было Соло, так еще Мон пришлось слушать полтора часа. Чего глава Альянса хотела – принцесса так толком и не поняла. Похоже, что чандрилльский сенатор решила добавить яркости флагу Восстания, украсив его одной смущенной джедайской физиономией с прилагающимся списком жертв невообразимого скайвокеровского обаяния. Начиная с первой Звезды и заканчивая Императором. О том, что Люка отправили на Явин с наказом сидеть и не высовываться, Органа упоминать не стала, клятвенно пообещав при первой возможности поговорить со Скайвокером и убедить его принять предложение Мон.
После этого принцесса честно просидела полдня в архиве, пытаясь разобраться в том, откуда Альянс получал деньги и разведданные. Но часть материалов оттуда была изъята, как бы не ботанами, а часть, похоже, никто не проверял на соответствие здравому смыслу.
«Кажется, придется просить адмирала снабдить меня учебниками. Или сразу к Айсард податься? На стажировку?»
Мысль была абсурдной, но других как-то не приходило.
Уже хлопнув ладонью по сенсорной пластине замка, Лея поняла, что призраки снова явились – холодный отпечаток Императора в Силе ощущался без труда.
«Кто мог подумать, что они на меня так повлияют? Такими темпами я сама скоро стану ситхом, – мысленно посочувствовала себе Лея. – С другой стороны, джедая для разгребания всего этого явно недостаточно. Значит, будем ситхом. Еще раскраситься под забрака – и все, враги будут разбегаться с визгом».
Сгрузив датапады на стол, принцесса отметила, что «Исполнитель» еще на месте, порадовалась, что Соло не трогал кораблик, и вышла на террасу. Раньше начнем – раньше закончим. Если мы вообще это когда-нибудь закончим.

– Ваше высочество, вы как всегда прелестны, – хорошее настроение Императора было трудно испортить.
– Даже когда я сонная, лохматая и с кругами под глазами? – саркастично поинтересовалась Лея.
– Все, что естественно, – улыбнулся ситх, – то не безобразно.
– Ну, лично я предпочитаю другой свой вариант. Он более гуманен к окружающим, – принцесса вздохнула. – Сегодня я была готова передушить десятка два разумных существ.
– За что? – поинтересовался Вейдер.
– Исключительно за то, что в разумные их записали случайно. Жаль, возможности не было.
Темный лорд подошел к дочери и взял ее за подбородок, заставив смотреть в глаза.
– И в чем же проблема?
– Не умею, – честно ответила принцесса.
Кеноби, прослушавший половину разговора, и поэтому с запозданием сообразивший, что тут творится, вскочил на ноги.
– Не смей учить ребенка ситхским фокусам! – Оби-Ван рванулся вперед, но уперся в невидимую стену Силы, со злости саданув по ней кулаком.
– Так, – мурлыкнул Вейдер, разворачивая Лею лицом к джедаю, – наглядное пособие у нас само нашлось. Приступим?
Рыцарь побледнел.
– Э… – невнятно отозвалась Органа, глядя на Кеноби. Разумеется, она предпочла бы тренироваться на чем-то неодушевленном для начала, но раз предлагают, то смысл отказываться?
– Хуже, чем есть, ему уже не будет, – утешил дочь главком. – Да и с первого раза обычно мало у кого получается.
Оби-Ван осторожно выдохнул, собираясь под шумок раствориться в Силе, но невидимая стена, как оказалось, не только отгораживала его от бывшего ученика, но и отрезала пути к отступлению.
– Итак, фирменный фокус – удушающий захват, – читать лекцию такого толка лорду явно нравилось, – идеальное средство для того чтобы припугнуть, помучить и показательно казнить. Применять рекомендуется только к невооруженному противнику.
– Почему? – хором удивились принцесса и мастер-джедай. Пиетт вздрогнул и отошел в уголок, примера Оззеля ему в свое время хватило для пары месяцев непрекращающихся ночных кошмаров. Повторять опыт не хотелось.
Вейдер вздохнул.
– У жертвы есть от тридцати секунд до двух минут, чтобы предпринять какие-то действия, отличающиеся от выпучивания глаз и царапанья по горлу. И если этой жертвой будет наемник класса Бобы Фетта, в Силу отправится как раз одаренный, а не его «жертва».
– Кстати, тоже очень хороший мальчик, – заметил Император. – Правильный. Двух моих гвардейских обормотов он именно так и подстрелил. Естественный отбор, ничего не поделаешь.
– Повелитель, не перебивайте, пожалуйста, а? – Темный лорд посмотрел на старшего ситха. – Мы и так лишний час провозимся, а дело не ждет.
Сидиус скорчил ученику рожицу и снова углубился в чтение.
– Ладно, вернемся к нашим бантам. И перейдем к практике. Лея, вытяни руку и представь в красках то, что ты хочешь сделать. Почувствуй.
– Ты еще скажи – насладись, – Кеноби с опаской покосился на зажмурившуюся от усердия принцессу.
– А вот это, как раз не обязательно, – оскалился в хищной улыбке Вейдер, – можно и с пренебрежением душить. Кстати, чаще всего так и приходится.
– Не могу, – со стоном выдохнула девушка через минуту, разминая сведенную судорогой кисть. – Я не могу представить.
– Как это? – озадачено поинтересовался главком. В его понимании представление предмета, который требуется подвергнуть воздействию Силы, это было самым простым фокусом. Собственно, с этого начиналось обучение в Храме. Разумеется, мальков тренировали не шеи сворачивать, а просто двигать мячики, но суть дела от этого не менялась.
Лея потупилась.
– Ну, я как подумаю, что у меня под пальцами чужая липкая кожа, да еще и кости хрустят, так сразу тошнить начинает.
Темный лорд задумчиво уставился на собственную затянутую в перчатку руку.
– Хм… ты пауков боишься?
Органу передернуло.
– Ага, ну тогда представь, что ты берешь паука через непроницаемую салфетку. И раздавливаешь. А он ничего не может тебе сделать. Топорщит лапки, пучит глазки, и ничего не может сделать.
Лея с перекошенным от отвращения лицом выбросила вперед руку и резко сжала пальцы.
Мастер-джедай сдавленно пискнул и рассыпался искорками Силы.
– Э… неплохо, – признал Вейдер, подавая начавшей всхлипывать от переизбытка чувств принцессе платок, – но в следующий раз нежнее. А то жертва не успевает проникнуться своей ничтожностью.
Император демонстративно похлопал в ладоши, игнорируя возвращение полупрозрачного Оби-Вана, потирающего синяк на горле.
– Мальчик мой, ты ее еще молниям научи, и Альянс вымрет естественным путем к завтрашнему утру.
– Нет, молнии слишком энергозатратны для молодого и хрупкого организма. И ведь никто не будет тренироваться на соратниках, правда, Лея? – Темный лорд наклонился к принцессе, сверля ее выразительным взглядом серых глаз.
– Правда, – согласилась девушка. – По крайней мере, пока не научусь давить аккуратно.
– Ну вот, все в порядке, – пожал плечами Вейдер.
– Лучше бы ты ей медитацию объяснил, – буркнул мастер-джедай.
– А смысл? – искренне удивился младший ситх. – Успокоиться не помогает, а для восстановления сил лучше лечь и выспаться.
Кеноби схватился за голову, вполне натурально изобразив страшное горе.
– Падаван, чему я тебя учил десять лет?!
– Не знаю, мне казалось, что это я тебя учил.

Поскандалив для порядка еще минут пять, но так и не выяснив, чей вклад во взаимное обучение был больше, Оби-Ван и Темный лорд разошлись по разным углам террасы, буквально излучая раздражение. Лея, которую все эти фокусы порядком измотали, сидела на парапете, старалась держать глаза открытыми, и слушала ценные указания Императора. Получалось плохо. Сидиус тоже это заметил и отправил принцессу спать, с сожалением отметив, что политика и обучение техникам Силы скверно сочетаются в одном уроке. Хотя и то и то требует следования инстинктам. Разным, правда, но тут уже у кого как.
Как только за Органой закрылась дверь, Кеноби нарушил свое добровольное молчание.
– Анакин, что ты себе позволяешь? – голос мастера-джедая больше напоминал шипение. – Учишь собственного ребенка убивать направо и налево легким мановением руки?
Вейдер резко развернулся на каблуках, каким-то образом оказавшись прямо перед рыцарем. Кеноби вздрогнул, встретившись взглядом с бывшим падаваном, но не отступил.
– А ты, значит, никого ничему не учил, да? – ярость Вейдера выплеснулась в Силу и осела тонким слоем колючего инея на плиты пола. – Люк, между прочим, фокус с удушением прекрасно освоил и применять не стеснялся. Кто у вас на Светлой стороне такой умный ему про цели и средства объяснял? Ты или дорогой наш «учитель учителей»?!
– Да что ты несешь?! – вызверился Оби-Ван.
– Я? – иней превратился в корку льда, а в воздухе запахло озоном. – Ах, ну да, всегда я.
Кеноби, глядя на застывшее лицо Вейдера, с опозданием сообразил, что ляпнул что-то не то. Но исправлять ошибку было уже поздно. Вихрь Силы превратился в торнадо, и если Темный лорд сейчас сорвется, то никаких переговоров уже не будет. Как и базы Восстания.
– Анакин, – мягко попросил Император, – не надо.
Вейдер судорожно кивнул и сделал резкий жест. Вихрь обрушился сам в себя, обдав присутствующих жгучими алыми искрами, и унес Темного лорда в неизвестное далеко, способное пережить его плохое настроение. По крайней мере, Сидиус надеялся, что мир Великой Силы это выдержит.
– Кеноби, вы редкостный идиот, – Палпатин стряхнул искорку с рукава. – Кстати, у вас плащ горит.
– Что? Где? – переспросил мастер-джедай, охлопывая себя руками.
– Сзади, – любезно подсказал старший ситх.
– Спасибо, – буркнул Оби-Ван, разглядывая издырявленный подол. – Но выражения выбирайте. И вашего дорогого ученика попросите. Я никого и никогда не учил… подобному.
Пальцы джедая непроизвольно коснулись налившегося чернотой синяка на горле.
Палпатин вздохнул и сгорбился, сразу став старше, чем казался.
– Вот именно, что не учили. Пока ваше умение объяснять природу обратной стороны Силы будет сводиться к пригодному исключительно для годовалых детей аргументу «брось каку, а то мама накажет», вы будете уязвимы. Хотя, что я вам говорю – вы даже матери не помните. И не представляете, что чувствуют нормальные люди. Спектр человеческих эмоций широк, а вы его пытаетесь запихнуть в узкие рамки, отбрасывая все – и нужное и ненужное. Сила, как вода – редко бывает спокойной, разве что в болоте. Ваша застывшая мощь способна или поглотить или раздавить. Действовать – не способна.
– А ваша, значит, способна? – зло поинтересовался мастер-джедай. Подобные споры он очень не любил, прекрасно зная, что не умеет в них выигрывать. Импровизация с мечом удавалась ему куда лучше, чем словесная.
– Способна, – кивнул Сидиус. – Я не утверждаю, что Темная сторона – это булка с изюмом, я просто констатирую факт. Движение – это единственный способ развития. Ведет он к страданиям или смерти – дело десятое. И то и то – естественное состояние Силы. А ваш Орден со времен последней ситхо-джедайской войны очень уж заскучал. И вы оказались не готовы воевать снова. Не с равным врагом, а с другим, по вашим меркам более слабым. Командовать своей армией оказалось гораздо сложнее, чем сражаться один на один. Ответственность – штука тяжелая.
Оби-Ван изобразил вежливое удивление.
– Вы мне не верите, – хмыкнул Император. – Мне?
Рыцарь слегка смутился, поскольку об управлении государствами не имел ни малейшего понятия. Единственный король, которого он знал, Бейл Органа, занимался чем угодно, но только не государственными делами. С другой стороны – на Альдераане якобы была демократия.
– Знаете, рыцарь, – после паузы добавил Сидиус, – я бы очень дорого дал, чтобы обрести вашу уверенность и умение отрицать очевидное.
Кеноби моргнул.
«Мою уверенность? Да я в жизни никогда не был уверен, что поступаю правильно. Я сомневался практически во всем, кроме Кодекса и последнего слова Учителя. Но… если ситхи сомневаются даже в своих правилах, то… но ведь это дает им право нарушать их? Или нет? Сила Великая, я всегда старался быть хорошим джедаем, изо всех сил старался. Неужели этого не хватило? Но я стал мастером, и я служил Светлой стороне. И я буду ей служить, во что бы то ни стало. Хотя правила этой новой игры мне все же придется выучить. Если я не хочу допустить возрождения новой ситхской Империи».
Уголки губ Императора едва заметно дернулись, выдавая внутреннюю улыбку. Рыцарь-джедай оказался не безнадежен. А имея перед собой вечность, можно даже банту научить играть на скрипке. Проблема только в числе загубленных по ходу обучения инструментов.

Пиетт, пересидевший бурю в самом дальнем углу, осторожно кашлянул.
– Ах, да, адмирал, – обратил на него внимание Сидиус. – Ситуация несколько изменилась, но приказ остается в силе. Вы сопровождаете принцессу в точку встречи. А там уже будем разбираться с деталями. Надеюсь, за двое суток вы управитесь?
– Да, мой Император, – вежливо склонил голову Сорел.
– Ну, тогда приступайте, – милостиво разрешил Палпатин, небрежно взмахнув рукавом плаща на прощание.
Пиетт осторожно выдохнул, убедившись, что господа одаренные исчезли, и взъерошил волосы дрожащей рукой, подозревая, что за сегодняшний вечер в них добавилось седых прядей. Похоже, Палпатин оценил его инициативность, будь она неладна, в вопросах налаживания тесных связей с повстанцами. И возможность получать и передавать сведения фактически «из первых рук» упускать не стал. Адмирал еще раз вздохнул. Придать ему соответствующий роли разведчика облик никто не позаботился, а самому и без зеркала это было сложно. Но не ломиться же к даме в спальню с просьбой попользоваться отражающей поверхностью. Тем более, к такой даме.
Провозившись больше часа, но получив в итоге приемлемый результат, выгодно отличающийся от имперской формы, Сорел устало рухнул в кресло, натянув найденный тут же плед до самого носа. Что бы там не даровало из специфических возможностей пребывание в мире Великой Силы форсъюзерам, ему спать хотелось ничуть не меньше, чем при жизни. В отличие от Вейдера, который и в реальном мире отличался потрясающей работоспособностью, а тут и вообще развил бурную до неприличия деятельность.
Пиетт закрыл глаза и сам себе пожелал увидеть во сне что-то хорошее. Не связанное с одаренными, войной и прочими реалиями обеих частей его существования.


@темы: Фанфики, Кукловоды, SW