Nefer-Ra
R.I.P. your mind

Глава 06

Потрепанный транспортник, стоящий посреди надраенного до зеркального блеска главного ангара звездного разрушителя, смотрелся как минимум странно. Но еще более дико выглядела делегация, вышедшая их встречать. Один офицер да десяток штурмовиков. И больше ни одной живой души на почти квадратный километр палубы.
Соло прижал кончиками пальцев нервно подрагивающее веко, глубоко вздохнул и шагнул на трап вслед за Сорелом. Имперец, похоже, совершенно не боялся, что ему выстрелят в спину. И Хэн действительно не стал бы стрелять. Во-первых, контрабандисту было очень интересно, во что же Лея их всех втянула, а во-вторых, здравый смысл, в наличии которого ему с завидной регулярностью отказывали, именно сейчас решил о себе напомнить. Вкупе с инстинктом самосохранения.
– Адмирал? – потрясенно выдохнул встречавший их офицер и вытянулся в струнку.
«Чего?» – ошарашенный Соло сбился с ноги и уставился на Сорела, как на диковинного зверя.
– Вольно, Рэнски, – Пиетт оценивающе осмотрел стройную линейку штурмовиков в блестящих до рези в глазах доспехах. – Я вижу, вам тут определенно нечего делать. Кстати, где капитан Монэ?
– На мостике, сэр.
– И что он там забыл? – адмирал явно нахватался от милорда не только приемов ведения войны, но и дурных манер. Таким голосом только на допросах беседовать. С уже приговоренными пленниками.
– Эмм… – Рэнски явно смутился. – Я попросил его временно занять мое место, сэр. На всякий случай.
– Капитан, на всякий случай обычно берут с собой роту солдат и тяжелое вооружение. А не приходят встречать сомнительных гостей лично, – Пиетт откровенно развлекался, наблюдая, как молодой офицер то краснеет, то бледнеет.
– Простите, сэр, но приказ был получен по секретному каналу и имел высший приоритет, поэтому я решил…
– Хватит, Рэнски. Я уже понял, что вы решили сделать глупость. В следующий раз действуйте согласно уставу. Хотя именно сегодня подобная секретность вполне уместна.
– Да, сэр! – снова щелкнул каблуками капитан.
– Надеюсь, вам не надо представлять моих спутников?
Винсент с тоской вспомнил лекции в Академии и экзамен по тактике, который он имел несчастье сдавать Пиетту. Вейдер в свое время ввел практику сдачи профильных предметов боевым офицерам вместо обычных преподавателей. Курсанты это искренне ненавидели, но соглашались, что в целом идея хорошая, хотя результаты экзаменов испортить таким образом было проще простого. Сейчас Рэнски казалось, что он снова стоит перед картой шестого сектора и пытается решить нерешаемую задачу по захвату четырех звездных систем силами флота, состоящего из двух «Побед» и одного транспортника.
– Нет, сэр. Лея Органа и Хэн Соло. Шестой и четырнадцатый пункты в списке самых опасных врагов Империи по данным двухнедельной давности.
Пиетт криво улыбнулся.
– Капитан, сумму вознаграждения упоминать не надо. И забудьте про список, принцесса Лея отныне ваш союзник, а точнее – командир.
– Простите, сэр? – Рэнски потрясенно уставился на девушку, кокетливо захлопавшую ресницами.
– Через два часа вы получите официальное подтверждение, капитан. А сейчас вызовите Монэ в малый конференц-зал и обеспечьте нам возможность добраться туда без лишних свидетелей.
– Да, сэр! – Рэнски откозырял и исчез, оставив своих неожиданных гостей на попечение штурмовиков.

Сорел тяжело вздохнул. Давать объяснения он не любил, но сейчас стоило пренебречь этим правилом, дабы не накалять и без того напряженную обстановку.
– Соло, закройте рот, нетопырка влетит. На Суллусте вы мне задали три вопроса. Теперь я могу вам на них ответить.
Хэн машинально кивнул.
– Итак, я – Фирмус С. Пиетт, адмирал Имперского флота, командующий «Эскадроном». Подчиняюсь напрямую Дарту Вейдеру, главнокомандующему флота и их величеству Императору Косу Палпатину. На данный момент у меня других хозяев, как вы изволили выразиться, нет.
– А ничего, что они уже покойники? – обрел дар речи Соло. – Не смущает?
– Генерал, – неприятно улыбнулся Пиетт, – это очень специфические покойники, можете мне поверить.
– Он поверит, когда сам увидит, – отмахнулась принцесса, беря непривычно спокойного Соло под руку, – а «С» это Сорел, верно?
– Да, ваше высочество. Но знают об этом всего несколько человек, точнее, знали до сегодняшнего дня, – Пиетт оглянулся и осмотрел ангар, после чего обратился к ближайшему штурмовику:
– Отгоните грузовоз на дальнюю площадку, здесь он будет мешать.
– Эй, руки прочь от «Сокола»! – возмутился очнувшийся Соло.
– Ну тогда, генерал, пусть вашим антикварным хламом займется эта муфта-переросток, – адмирал махнул рукой в сторону обиженно рявкнувшего Чубакки. – А техники вытрут лужу масла, которое у вас течет из всех возможных и невозможных мест.
– Не смей оскорблять моего напарника и мой корабль! – рука взбешенного Соло автоматически дернулась за бластером. Штурмовики синхронно вскинули винтовки. А Сорел с нескрываемой иронией произнес:
– Вашу летающую супницу оскорбить невозможно. Тот факт, что она способна оторваться от поверхности планеты, будучи старше нас обоих вместе взятых – наилучший комплимент ее конструктору. А все ваши… дополнения – это только попытка сделать хуже, чем есть.
Хэн возмущенно зашипел, не в силах подобрать подходящий эпитет. Пиетт его опередил.
– Генерал, сдайте ваш корабль в ремонт, пока там еще есть, что чинить. Я не думаю, что Рэнски будет против.
Соло, с опозданием осознавший, что ему предложили, отразил на лице всю гамму обуревавших его чувств. Но потом все же выдохнул и неожиданно отдал бластер Чубакке.
– Чуи, проследи, чтобы эти умельцы не открутили от нашей птички ничего ценного. Если что не так – выкидывай за борт. Но руки – не отрывай, понял?
– Урр, – расстроился вуки.
– Ведите, адмирал, – Хэн выпрямился и гордо выпятил подбородок.
Пиетт весело фыркнул.
– Соло, я начинаю думать, что вы единственный здравомыслящий генерал Альянса.
– Ну почему? Калриссиан тоже очень неплох.
– Только в том случае, если не играть с ним в карты, – парировал Сорел. – Но биографии ваших лидеров мы обсудим чуть позже, а сейчас нас ждут.

Штурмовики выстроились коробочкой, скрывая порученных их вниманию персон от посторонних взглядов и, строго выдерживая темп, потопали к боковому выходу. После чего завернули в какой-то пустой и скучный коридор, выглядевший нетронутым ногой человека с момента постройки корабля.
– Я чувствую себя приговоренным, – тихо пожаловался в пространство Соло.
– Если вы думаете, что вид влетающей в главный иллюминатор повстанческой посудины вызывает более приятное чувство – могу с вами поменяться местами, – настроение у адмирала стремительно ухудшалось, и он язвил направо и налево.
– Кстати, – Хэн замер на месте и следующий за ним штурмовик едва успел затормозить. – А как вам удалось после этого выжить? «Исполнитель»-то воткнулся в «Звезду Смерти».
Пиетт дернул уголком губ и жестом отпустил конвой. Очень убедительным тоном сообщив старшему по званию, что они прекрасно доберутся до места без сопровождения. Благо технический коридор при всей своей извилистости был оснащен минимумом дверей. Удостоверившись, что их не услышит никто лишний, Пиетт развернулся к Соло и просто сказал:
– А мне и не удалось.
Хэн долгих тридцать секунд смотрел на адмирала, закусив губу. Лицо у него при этом было как маска – без единой эмоции.
«А вот и истинный облик веселого пирата, – мысленно хмыкнул Сорел. – Жаль, что его выкинули из Академии. Мог бы выйти толк».
– Теперь я понял, почему Чуи ничего не сделал там, на «Соколе».
– Да, для него я существо иного мира. Экзоты лучше это чувствуют. А беспокоить мертвых для вуки – табу, насколько я помню.
Соло гулко сглотнул. Ему сильно, до боли не хотелось верить Пиетту, но то, что он видел в свете горящих вполнакала аварийных ламп, перевешивало все доводы разума. Незаметный еще пару часов назад слабый ореол, окружающий фигуру адмирала, стал ярче, как будто реальность обтекала чужеродный элемент, пытаясь выпихнуть его туда, где ему и положено было находиться.
– Но как?
Адмирал тоже помолчал, подбирая слова.
– Очень неприятно. Соло, при всем моем негативном отношении к Восстанию, лично вам я желаю дожить до старости и спокойно умереть своей смертью. И попасть в тот рай, который положен по вашей религии.
– Постараюсь, – улыбка у контрабандиста получилась почти жалкой.
Среди вольных торговцев, наемников и прочих сомнительных личностей истории о призраках пользовались бешеной популярностью. К несчастью, Соло знал, что далеко не все эти байки были выдумкой. За некоторыми историями стояли вполне реальные личности и их жутковатые судьбы. В Галактике хватало разных странных существ, поклоняющихся не менее странным божествам. Проблема заключалась в том, что у божеств этих был обычно прескверный характер. И как бы Хэн не шутил над Люком и его способностями, в наличие некой Силы пират верил. Только в отличие от джедаев, не считал ее страдающей недержанием гуманизма. Виго «Черного Солнца» неоднократно нанимали для охраны своих драгоценных шкур Ночных Сестер с Датомира. Последняя из них, по слухам, пала от руки кого-то еще более страшного всего за два года до рождения Соло.
– Осталось убедить Рэнски и Монэ, что я все же не голограмма и не розыгрыш, – подвел итог разговора Пиетт.
Хэн медленно кивнул, думая о чем-то своем с таким же непроницаемым лицом. Лея осторожно взяла его под руку, но он даже не обернулся, машинально подставив девушке локоть.

Два капитана, за время ожидания уже успевшие изложить друг другу десяток самых странных гипотез, вскочили с кресел при виде адмирала. Но при всем внешнем следовании протоколу на лицах офицеров явно читалось недоверие.
– Господа, – обратился к ним Пиетт. – Вы получили приказ. Но, поскольку я до сих пор вижу здесь не только капитана Монэ, но и его корабль, следовать ему вы, не получив подтверждений и объяснений, не собираетесь.
– Да, сэр, – ответил за двоих Иллард.
– Вы, Монэ, можете получить подтверждение своего приказа от Исанне Айсард. Ей, надеюсь, вы поверите.
– А с каких это пор директор СИБ исполняет обязанности главкома? – поинтересовался дотошный Иллард.
Пиетт улыбнулся.
– Она их не исполняет, а просто передает слова милорда.
– Но…
– Никаких но, Монэ. Или вы получите лекцию о ситхской метафизике из первых рук. И я вам гарантирую, что эффект превзойдет все ваши самые смелые ожидания.
– Не верю, – отрезал Иллард.
Адмирал пожал плечами.
– Как я и ожидал, понадобятся доказательства, – Сорел прикрыл глаза и сосредоточился. Его силуэт поплыл, словно размываемый туманом, но снова обрел резкость. Только теперь адмирал был при полном параде и со знаками различия, подтверждающими его звание.
– Ой, – тихо сказал потрясенный Винсент Рэнски, обнаружив, что вполне материальный до превращения адмирал теперь слегка просвечивает.
– Нет, капитан, я не голограмма, – Пиетт взял со стола датапад, повертел в руках и положил на место. – Можете отнести меня к привидениям, если хотите. Так будет ближе к истине, поскольку джедайская формулировка «призрак Силы» вам мало что скажет.
– Простите, сэр, – Иллард, похоже, знал чуть больше. Или просто решил пока не обострять ситуацию.
Адмирал вежливо кивнул и посмотрел на табло, показывающее стандартное корабельное время.
– Господа, настало время для главного доказательства.
Сорел щелкнул одной из клавиш на столе и экран, занимавший всю стену конференц-зала, ожил, показав звезды и плывущую невдалеке серую тушу второго звездного разрушителя.
Надсадный вой аварийной тревоги пронзил оба линкора одновременно. Расчеты помчались к орудиям, активировались основные щиты и маршевые двигатели. Но люди, стоявшие в маленьком зале, не слышали этого. Они во все глаза смотрели, как в глубине межзвездного пространства зарождается миниатюрная звезда.
Пятно ослепительного света, почти мгновенно выросшее из крошечного шара до размеров небольшой луны, пульсировало, и каждое его движение отдавалось вполне реальной головной болью. Казалось, пространство мучается, пытаясь сопротивляться вторжению извне. И это почему-то очень напоминало выход из прыжка, но навыворот. Наконец, пятно вспыхнуло особенно сильно и лопнуло, выпуская в реальный мир свою ношу.
«Исполнитель», флагман «Эскадрона Смерти». Личный корабль лорда Вейдера.

Хэн с трудом втянул воздух сквозь стиснутые зубы, только сейчас заметив, что задержал дыхание. Зрелище окутанного молниями «Исполнителя» явно предназначалось для людей с очень крепкими нервами. Соло скосил взгляд, пытаясь разглядеть выражения лиц присутствующих. Пиетт блаженно улыбался, но тут и так все было ясно, Рэнски стоял с открытым ртом и всем своим видом выражал полнейшее изумление. Похоже, молодому офицеру было куда как проще принять факт существования призрачного адмирала, а вот линкор оказался уже чересчур. Лея светилась не хуже флагмана, разве что без молний. Но выяснение причин такого поведения Хэн решил отложить на потом, на данный момент его больше интересовал Монэ. Иллард стоял, глядя на экран и беззвучно шевеля губами. Соло не умел читать по губам, но артикуляция была подозрительно знакомой, и через несколько секунд контрабандист сообразил, что имперец ругается последними словами. И внезапно пожалел, что оставил бластер Чубакке.
Флагман медленно развернулся, продемонстрировав себя во всей красе, и выпустил из главного ангара лямбда-шаттл.
– Принимайте гостей, Рэнски, – адмирал хлопнул по клавише, отключая экран.
Капитан с ужасом посмотрел на Пиетта, осознав, какого рода гости могут пользоваться таким транспортом.
– Кто? – едва слышно выдавил он.
– Скоро узнаете. Если, конечно, успеете подготовить приличный прием. А у вас осталось всего три минуты, – Сорел демонстративно взглянул на табло.
Винсент тихо охнул и вылетел из зала, на ходу раздавая приказы.
– Монэ, – обратился Пиетт к молчащему Илларду. – Раз уж вы здесь, потрудитесь сопроводить нас на посадочную палубу. Я полагаю, к вам возникнет ряд вопросов. И рекомендую подумать над убедительными ответами на них. Пока у вас есть возможность подумать. А не просто… извиниться.
Монэ резко кивнул и вышел вслед за Рэнски.
– Ваше высочество?
Принцесса ослепительно улыбнулась.
– Я не могу позволить себе пропустить такое зрелище.
Соло предложил даме руку, и попытался состроить хотя бы нейтральное выражение лица. Сам бы он охотно пропустил эту встречу. Или, скорее, пересидел в безопасном месте, где-нибудь на другом конце Галактики. Но увы, Лея не оставила ему выбора.

На сей раз капитан решил не мелочиться, и устроил парадное построение по всем правилам. Как он это успел – осталось для Соло загадкой, но стройные ряды сверкающих белизной доспехов штурмовиков, разбавленные оливково-серыми кляксами офицерских мундиров, радовали взгляд любого служаки своим безупречным качеством.
«Прямо как игрушечные», – подумал Хэн. Судя по азартному огню в глазах Леи – принцесса была не против поиграть этими солдатиками.
«Как быстро меняются люди», – контрабандист не был склонен к философским размышлениям, но сейчас думал, что лучше уж мысли о вечном, чем тот холодный ужас, который читался во взгляде Рэнски, стоящего за правым плечом Пиетта. Лица Монэ Соло не видел, но подозревал, что оно ничего не выражает.
«И ведь не во власти дело, – Хэн искоса разглядывал сосредоточенную принцессу, – а в силе. Или Силе, ситх их разберет. Как все же хорошо, что женщин в армию практически не берут, а то бы дамы выловили нас на чистом энтузиазме в первый год Восстания».
Лямбда-шаттл, так же как и флагман, окутанный покрывалом жгучих бело-голубых молний, плавно опустился на палубу. Ощутимо тряхнуло, но ряды не дрогнули, и только Иллард резко выдохнул сквозь зубы.
Трап с глухим стуком коснулся палубы, и повисла гнетущая пауза.
«Десять, одиннадцать… двадцать два, двадцать три», – мысленно считал секунды Соло. Наконец, на сорок второй секунде раздался звук тяжелых шагов, заставивший контрабандиста внутренне съежиться. Беспинское знакомство с Темным лордом Хэн запомнил на всю жизнь, но не собирался это демонстрировать. Проблема была в том, что привычное нахальное выражение лица почему-то не желало занимать свое место и Соло чувствовал, что выглядит не лучше капитана Рэнски, медленно, но верно бледнеющего до несовместимого с жизнью оттенка.
Пиетт вытянулся в струнку и щелкнул каблуками. Оба капитана повторили движение с опозданием на долю секунды. Хэн сглотнул.
На трапе вместо одной фигуры показались две. Помимо Вейдера, их почтил присутствием сам Император.
И дело определенно начало пахнуть жареным.

– Стоит только покинуть этот мир, и никто уже не желает преклонять колено, – насмешливо отметил Палпатин, ступив на палубу.
– Полагаю, господа офицеры считают, что стоять столбом лучше, чем хлопнуться в обморок, повелитель, – хмыкнул в ответ Вейдер.
Зрелище Темного лорда без привычного шлема действительно оказалось слишком впечатляющим для обоих капитанов, и теперь они застыли, как приклеенные, не в силах сдвинуться с места.
– Ваше величество, милорд, – Пиетт коротко поклонился, – «Схватка» и «Схватка-2» в полном вашем распоряжении.
– Я, признаться, ожидал увидеть здесь только один корабль, – мягко произнес Император, направляясь к капитану Рэнски. – Надеюсь, вы, молодой человек, оправдаете наши ожидания и действительно окажетесь достойны своей роли. В отличие от вашего «друга».
Винсент, ощутивший, как старческая лапка Императора с неожиданной силой вцепилась ему в рукав, сдавленно пискнул и умоляюще посмотрел на Монэ. Ледяное веяние Темной стороны, которое Палпатин совершенно не потрудился скрыть, вызывало нервную дрожь даже у стоящего в десятке метров Соло. Неудивительно, что молодой офицер практически впал в панику.
Сидиус обернулся через плечо.
– Вейдер, мальчик мой, я надеюсь, тебе хватит пять минут на решение всех вопросов, пока капитан проводит меня на мостик.
– Да, повелитель, – в голосе младшего ситха отчетливо слышалось хищное предвкушение.
Похоже, Иллард понял, к кому это все относится, и вытянулся еще больше, гордо выпятив подбородок. Казалось, капитан собирался отставить свою точку зрения до последнего. С высоты своего опыта Хэн счел его идиотом.
– Итак, капитан Монэ, я жду объяснений, – Темный лорд смотрел на Илларда сверху вниз. – Согласно полученному приказу вы должны были десять стандартных часов назад отправиться к верфям Фондора. Но вы до сих пор здесь.
– Да, милорд, – слова дались капитану с трудом. Казалось, ему противно произносить этот титул. – Я счел формулировку приказа спорной, особенно с учетом событий при Эндоре.
– Проще говоря, вы сочли, что я вами больше не командую? – изобразил удивление Вейдер.
Пиетт, стоявший в двух шагах на спиной главкома, сделал страшные глаза, но Монэ начисто игнорировал все предупреждения.
– Да, сэр.
Хэн почувствовал, как принцесса прижалась к нему, и обнял ее свободной рукой. Что бы ни делал Вейдер с этим ненормальным капитаном, Лея это ощущала, в то время как сам Соло видел только внешнее проявление воздействия. Иллард побледнел до синевы и едва заметно дрожал, умудряясь при этом сохранять ровный тон и безразличное выражение лица.
«Этот парень однозначно рехнулся!»
Похоже, Пиетт подумал то же самое, и отвел глаза, не желая смотреть на неизбежно последующую за заявлением Монэ расправу.
– Забавно, – Темный лорд разглядывал жертву с искренним интересом.
Иллард, ошарашенный такой реакцией, моргнул и на долю секунды утратил свою сосредоточенность.
– Да, капитан, именно забавно, – Вейдер двинулся с места, медленно обходя Монэ по кругу, – вы, блестящий офицер, автор нескольких весьма удачных технических решений, человек, всегда демонстрировавший искреннюю любовь и верность Империи. И вдруг делаете такое заявление. Почему? Разумеется, у вас есть несколько слов, которые вы считаете верными в данном случае, и одна глупая идея, за которую вы готовы умереть. Более того, вы хотите умереть.
Иллард со всхлипом вздохнул, с трудом удержавшись от того, чтобы поднять руку и ослабить воротник. Капитан чувствовал, как чужие холодные пальца касаются его горла. И это прикосновение было хуже любой пытки. Словесная порка удавалась милорду ничуть не хуже фирменных ситхских фокусов.
– Вы выросли, получили образование и сделали карьеру именно во времена Империи. И теперь вам невыносимо смотреть, как те, кто создал этот изящный государственный механизм, сами его разрушают. Но вы не потрудились задуматься о том, всегда ли вещи таковы, какими кажутся.
Темный лорд сделал паузу и оценивающе посмотрел на капитана Монэ. Пиетт незаметно огляделся, убедившись, что все присутствующие солдаты и офицеры внимательно слушают речь главкома. Возможно, Иллард еще не понял, что Вейдер обращается не к нему лично, а ко всем собравшимся, отвечая на невысказанные, но такие опасные вопросы.
– Поймите, мы не уничтожаем Империю, мы изо всех сил пытаемся ее сохранить. Но сделать это, не изменив некоторые принципы управления государством, невозможно. Империя истощена войной и внутренними конфликтами. Признаю, что эта ситуация была создана специально, – Вейдер замолчал на пару секунд, давая время на осознание своих слов. По огромному ангару прокатился вздох изумления.
– Это было рискованно, но это единственный способ выявить внутренних врагов. Тех, кто считал, что может работать на обе стороны, не забывая при этом собственные интересы. Увы, то, что произошло возле Эндора, заставило нас несколько изменить планы, но государство будет сохранено любой ценой, – еще одна тяжелая пауза. – И даже смерть не в силах помешать этому.
– Да, милорд! – Монэ выпрямился и щелкнул каблуками. Похоже, умирать он раздумал. В категорической форме.
– Отправляйтесь к Фондору, капитан, – едва заметно улыбнулся Вейдер. – И докажите, что вы достойны служить Империи.
Иллард поклонился и направился к выходу, печатая шаг.
Темный лорд проводил его взглядом и резко развернулся на каблуках, взметнув плащ. Казалось, за тяжелой тканью взметнулась волна бессловесного обожания, с которым экипаж крейсера смотрела на своего главнокомандующего.

– Я думал, он его придушит, – прошептал Соло прижавшейся к нему Лее.
– Ты его плохо знаешь, – так же тихо ответила девушка.
– К твоему сведению, я не рвусь знакомиться с ним еще ближе, – Хэн слишком хорошо помнил, чем это закончилось в прошлый раз.
– А придется, – Органа двинула Соло локтем в бок, намекая, что пора бы убрать руки.
Контрабандист со вздохом отпустил девушку, демонстративно потерев ушибленные ребра. Иногда он просто не успевал за изменениями настроения принцессы. Впрочем, женская логика всегда казалась ему чем-то абсурдным, и единственным выходом было смириться и вовремя вытягивать Лею из неприятностей. В основном за тем, чтобы тут же втравить в новые.
– Ваше высочество, – Пиетт, ставший от переживаний еще более прозрачным, вежливо кивнул принцессе, – Я полагаю, что вам стоит последовать за Императором. Генерал Соло, вас это тоже касается.
– Всю жизнь мечтал, – мрачно буркнул Хэн.

Как ни странно, общение с ситхами поначалу показалось совсем не страшным. Разумеется, если считать общением молчаливое сидение в дальнем углу конференц-зала.
Больше всех досталось капитану Рэнски, который сначала развернуто доложил Императору о состоянии корабля, а потом еще минут сорок отвечал на каверзные вопросы главкома. После такого марафона Винсент был согласен на все, вплоть до собственноручного надраивания мостика посредством антикварной швабры, лишь бы его отпустили передохнуть и успокоиться. Известие о том, что принцесса приходится родной дочерью лорду Вейдеру, он воспринял без особого энтузиазма, но счел этот факт достаточным для перехода под ее командование. В конце концов, Палпатин тоже когда-то подарил «Исполнитель» Темному лорду. Чем младший ситх хуже старшего?
Отправив капитана исполнять прямые обязанности под присмотром Пиетта, Сидиус и Вейдер о чем-то тихо переговорили между собой и переключились на Соло. Но тут обошлось без лишних слов. Император просто положил ладонь на лоб Хэна и велел ему сидеть спокойно. Контрабандист уверял потом, что умереть на месте ему помешала только невыразимо ехидная ухмылка Темного лорда, наблюдавшего за процессом ментального препарирования потенциального зятя.
– Хороший мальчик, – Император отечески улыбнулся Соло, от чего у генерала сделался нервный тик. Уж очень яркий контраст был между маской «доброго дедушки» и тяжелым взглядом желтых глаз.
Хэн прекрасно понял, что означает эта похвала (хотя пират скорее назвал бы ее приговором). Лею надлежало беречь, холить и лелеять, поскольку у господ ситхов были на нее далеко идущие планы. О том, что форсъюзеры заготовили для него лично, Соло спрашивать поостерегся. Меньше знать в некоторых случаях было очень полезно для здорового и крепкого сна.
Палпатин прошелся вдоль стола, касаясь кончиками пальцев спинок кресел. Выражение лица у него при этом было сосредоточено-задумчивое.
– Знаешь, – обратился Сидиус к своему ученику, – мне кажется, что у Леи таки будут две девочки.
– Что!? – принцесса машинально ощупала живот. – Когда?
– В срок, – успокоил ее Император.
– Э, стойте, я же еще не замужем? – сбитая с толку принцесса беспомощно озиралась, пытаясь понять, почему с государственных дел все так быстро переключились на обсуждение ее личной жизни. – И вообще, Хэн мне предложения не делал!
– Боюсь, такими темпами он его и не сделает, – фыркнул Палпатин. – Родственников испугается. Одно дело покойник – забыл, простил, и сделал вид, что его никогда не было. А другое дело – мы.
– Шли бы вы, – огрызнулся Соло.
– Куда? – не преминул уточнить Темный лорд.
– Империю свою спасать, куда ж еще.
Сидиус искренне рассмеялся.
– Спасем, молодой человек, не переживайте. Вашими же руками, кстати.
Хэн набрал воздуха для гневной ответной тирады, но встретился взглядом с Вейдером и решил промолчать. Уж очень выразительно Темный лорд на него посмотрел. И не менее выразительно подумал.
«Соло, молчи и не лезь в дела, в которых не разбираешься. Для нас эти игры опасности не представляют, в твоем понимании, по крайней мере, а вот для Леи… Она живой человек и в любом случае будет в этом участвовать. В силу дурной наследственности, скажем так. Но я не хочу, чтобы ею командовала эта рыжая стерва Мон. В вашем хваленом Восстании слишком много людей и прочих тварей, которые любят, когда их работу делают другие. Поэтому не мешай. Спасать еще и твою шкуру у меня нет ни малейшего желания».
Похоже, обращение предназначалось только Хэну, поскольку Вейдер тут же сменил выражение лица и переключился на другого собеседника.
– Повелитель, хочу вам напомнить, что один раз вы мне уже обещали двух девочек. И что в итоге вышло?
– Ну, слегка ошибся, с кем не бывает, – пожал плечами Император. – В любом случае получилось неплохо.
Темный лорд громко хмыкнул, прокомментировав таким образом весьма спорное заявление старшего ситха. За этим «неплохо» Вейдер гонялся четыре года, пытаясь соблюсти видимость полномасштабной охоты и никого при этом случайно не убить. Получилось в итоге не очень, но многие поверили.
Лея помассировала виски, пытаясь собраться с мыслями.
– Так, я вижу, что моего мнения никто спрашивать не хочет. Поэтому, я изложу его сама. Я хочу пышную свадьбу на Корусканте и совместный парад. Вот. В качестве подарка засчитываю этот корабль.
У Хэна отвисла челюсть. Такой наглости и прыти от ее высочества он как-то не ожидал. Осознание того факта, что Лея – истинная «папина дочка» оказалось неожиданно болезненным. И Соло подумалось, что должность главы семьи принцесса тоже присвоила заранее.
– Кстати, корабль! – Император досадливо поморщился. – Он же до сих пор без названия.
– То есть как? – удивился Хэн. – А что тогда значило «Схватка» и «Схватка-2»?
– Обычный фокус с секретностью. Когда строили «Исполнитель» и «Лусанкию» – по документам проходил только один разрушитель. А «Лусанкия» неофициально называлась «Исполнитель-2», – Вейдер улыбнулся воспоминаниям. – Вашу горе-разведку это обмануло. Кстати, я до сих пор удивляюсь, что ботаны не продали вас Империи. Или мы мало предлагали?
– Нет, они много просили, – проворчал Император. – А я не собирался платить за то, что мне и так было известно.
Лея подергала отца за плащ и что-то зашептала ему на ухо.
Вейдер удивленно вздернул брови.
– Рэнски удар хватит.
– Ну я же не «Гунганом» собираюсь его назвать! – возмутилась принцесса.
– И то радость, – Темный лорд с иронией посмотрел на дочь. – Иногда я думаю, что детей все же надо пороть. В воспитательных целях.

Соло брел по бесконечному коридору, даже не пытаясь понять, куда его несут ноги. Сегодняшний день определенно был слишком длинным и суматошным. Причем всеобщее нервное оживление не прошло даже после эффектного отбытия «Исполнителя» обратно в Силу. К счастью, никто из призраков не решил остаться и проконтролировать, как идут дела, но приказов они раздали с избытком. Дройды-уборщики буквально вылизывали корабль, техники всех мастей носились с безумными глазами, проверяя, перепроверяя и находя все новые и новые мелкие недоделки. Штурмовики перебирали оружие и готовили десантную технику, пилоты осматривали свои истребители, а высший офицерский состав принимал их доклады и пытался в этом всем не запутаться. Капитана увела Лея, потребовавшая от Рэнски устроить ей подробную экскурсию, плавно мутировавшую в представление принцессы экипажу и прочие ритуальные вежливости. Кто кого в результате обаял, Хэн не знал и предпочитал не задумываться. После речи Вейдера имперцы готовы были вывернуть Галактику наизнанку. И Соло подозревал, что это даже может у них получиться.
Лишь переступив порог полутемного зала, контрабандист сообразил, что вернулся туда, откуда начал свое бесцельное брожение три часа назад.
– Сарлачий хвост, – буркнул Хэн, плюхаясь в кресло и включая обзорный экран. – Как же мне надоели эти форсъюзерские фокусы.
Зрелище плывущих за бортом звезд успокаивало и настраивало на более мирные размышления. Например о том, что в порыве энтузиазма имперские техники полностью перебрали двигатели «Сокола», умудрившись добавить им процентов десять дополнительной мощности. А полторы тонны хлама и испорченных деталей, которые они же вытащили из промежутка между прочным корпусом и техническим отсеком, означали, что в случае чего в транспортник можно будет затолкать пару внештатных генераторов. О смазанных, начищенных и полностью откалиброванных пушках не стоило и вспоминать. Но больше всего Соло поразил тот факт, что дройды умудрились отмыть корабль до его родного тепло-белого цвета не только снаружи, но и внутри. Зайдя в каюту и потрогав пальцами отдраенный до скрипа столик для голошахмат, Хэн впечатлился до глубины души. И предложил дежурному офицеру отмыть заодно и Чубакку. После чего пришлось спасаться бегством от разъяренного напарника. Собственно, этот инцидент и заставил генерала отправиться на прогулку по разрушителю. Вдоволь наглядевшись на снующих туда-сюда имперцев, Соло заскучал, вспомнив Академию и свою не сложившуюся карьеру, и решил подумать о будущем в гордом одиночестве.
Но полноценно предаться мыслительному процессу ему не удалось, поскольку дверь конференц-зала открылась, и на пороге показался взъерошенный капитан Рэнски, тупо уставившийся на контрабандиста.
– Простите, но что вы здесь делаете?
– Прячусь, – честно ответил Соло.
– А, ну тогда позвольте к вам присоединиться, – капитан сел в ближайшее кресло и буквально расплылся по нему, блаженно прикрыв глаза. – Кстати, забыл спросить. А чем вас так обрадовали наши гости?
– В смысле? – Хэн не мог понять, почему кто-то решил, что он мог обрадоваться ситхам.
– Обрадовали в переносном смысле. Просто у вас было такое лицо…
Соло скривился.
– Мне сказали, что я буду отцом очаровательных двойняшек и потребовали организовать пышную свадьбу. Теперь Корускант надо заполучить любой ценой, иначе мне не будет покоя ни на этом, ни на том свете.
Рэнски сдавленно хихикнул и закрыл лицо руками.
– Простите, генерал, я не над вами смеюсь. Просто у меня уже голова кругом. Слишком много всего.
– Да уж, – протянул Соло. – Кстати, капитан, у вас есть что-нибудь выпить?
– Есть, конечно, – оскорбился Винсент. – Но сначала мне надо отдать приказ на расчет гиперпространственного прыжка. Навестим ваших… э, то есть уже наших, союзников. Поделимся радостью братания.
У Хэна мелькнула мысль, что на должность капитана ИЗР попадали только люди с врожденным талантом говорить вежливые гадости. Или их учили где?
«Школа злословия имени Дарта Вейдера. Звучит. Хотя я бы назвал в честь Пиетта. Вот уж змей из змеев. На вид ничего особенного, а если копнуть…»
– Кстати, а каким маршрутом мы пойдем? – контрабандист искренне сомневался, что восемнадцатикилометровый линкор способен повторить путь «Сокола». При всей своей огромной мощи корабли типа «Исполнитель» не отличались ни высокой скоростью, ни маневренностью.
– Стандартным, – Рэнски явно не страдал склонностью к излишнему риску такого толка. – Будем на месте через тридцать девять часов. Как раз успеем.
– И устроим сюрприз.
– Он самый, – вернул хищную улыбку Рэнски.



@темы: SW, Кукловоды, Фанфики